|

Анна Исакова и ее Израиль. Часть1

Совсем недавно вышла в свет новая книга прозаика и журналиста Анны Исаковой «Мой Израиль» в издательстве «Книжники», Чейсовская коллекция, Москва, 2015 год.

0 Anna

Анна Исакова создала приложение к газете «Время», а затем с группой единомышленников и самую авторитетную русскоязычную израильскую газету «Вести», и известнейшее приложение к ней «Окна», с сотрудничества с которым начался и мой творческий журналистский путь в Израиле. Тогда замредактора приложения был Ян Топоровский

Анна Исакова опубликовала свыше 800 статей на разные темы в разных газетах и журналах в разных странах на трёх разных языках – иврите, русском и английском. С предисловием Исаковой вышло новейшее 9-томное собрание сочинений Владимира Жаботинского.

После первой — успешной медицинской карьеры, работы журналистом и редактором, Анна Исакова стала советником премьер-министра Эхуда Барака.

За это время она опубликовала в журнале «Лехаим» целое собрание эссе. И вот совсем недавно это собрание появилось в свет в виде книги «Мой Израиль», издательство «Книжники», Чейсовская коллекция, Москва, 2015 год.

Эта интереснейшая книга, увлекающая читателя в путешествие в закулисье израильской жизни, знакомящая нам с людьми, строившими Израиль, раскрывающая взгляд на страну репатрианта и в то же время человека, причастного к важнейшим вещам, происходящим в стране, и стала поводом для нашего с Анной Исаковой интервью.

0 Isakova Anna

Конечно, я волновалась перед разговором с человеком такого масштаба, но постепенно интерес и любопытство сломали льдинку. Установившая дружеская симпатия способствовала беседе, которая протекала в дружеском, юмористическом ключе, и мы проговорили не меньше 2-х часов.

Итак, Анна Исакова приехала в Израиль в декабре 1971– после 3-х лет в отказе. Целью Анны и ее единомышленников было не организовывать кружки по изучению иврита и еврейского наследия, а уехать. И они провоцировали власть, устраивали акции протеста, голодовки, вынуждая власть избавиться от граждан, которых обуяло неукротимое желание уехать из страны в Израиль. Причем, чтобы не исчезнуть бесследно, сгинуть в подвалах следственных изоляторов, нужно было установить связь через иностранных корреспондентов с зарубежными СМИ, тем же радио «Свободы», «Би-би-си» и другими радиостанциями, обеспечив гласность.

Анна вспоминает, как устроили забастовку на Центральном телеграфе в Москве  – потому, что он не закрывался на ночь.

Анна родом из Вильнюса, Литвы, где евреи были практически полностью уничтожены фашистами и их приспешниками из литовцев.

Она помнит, как училась в Медицинском институте, и на занятиях по анатомии им сказали принести череп. Ее знакомый – литовец вызвался ей помочь. Какой же ужас обуял Анну, когда преподаватель, тоже литовец, указал ей на дырку в черепе и с усмешкой сказал: «Жалко, что тебе не удалось узнать, что эта дырочка означает — раньше!»

Анна росла в семье, преданной сионистским идеалам. Ее родители — дети свободной Европы между двумя войнами — были противниками всякой диктатуры, в том числе, советской власти не смотря на то, что Красная армия освободила Литву от фашистов. Отец был известным адвокатом, мать модельер – открыла в Каунасе незадолго до начала войны и бегства от фашистов в Казахстан — модное ателье.

У Анны не было ни сестры, ни брата, потому что родители считали, что в духе настоящей свободы и всесторонней развитости можно вырастить, отдавая ему всю любовь и внимание, единственного ребенка.

В 1969 году они подали документы на отъезд, за их семьей стали следить, Анну не раз вызывали на допросы в КГБ, но с работы ее не уволили. Заведующий поликлиникой – литовец – был ярым противником советской власти, и не раз предупреждал Анну: «опять пришли, прыгай через окно в моем кабинете». Мужчины в плащах дежурили возле парадного их дома, и мама, угощала их сигаретами, что еще раз подчеркивало всю трагикомичность и абсурдность ситуации.

У них были родственники и знакомые по всей Европе, родители могли уехать еще до войны в любую страну, но их души влекла жаркая Палестина.

Кстати, как рассказала мне Анна, когда она была еще совсем девчонкой, в Москву приехал Ив Монтан, и Анна со своим дядей навестили легендарного певца, с которым тот был хорошо знаком. Ив Монтан принял их очень тепло, а его жена Симона, глядя на Анну, посоветовала ей: «И все-таки, будет лучше, деточка, если ты соберешь в пучок свои роскошные волосы!»

Вообще Анна Исакова – это кладезь интересных историй, в ее рассказах оживают люди, вошедшие в историю благодаря оставленному ими культурному наследию: Модильяни, Сутин, с которыми ее дядя художник – Яков — Джейкоб Козловский жил в знаменитом парижском общежитии для художников Улье и делился воспоминаниями об этом со своей племянницей.

По приезде в Израиль в течение нескольких лет Анна была единственным русскоязычным врачом в больнице Тель Ха-Шомер, куда русским врачам вход был заказан. И вот как это получилось.

Она занималась литературной деятельностью еще до приезда в Израиль, и тут ее пригласили на израильское русское радио, и она почти согласилась, но папа ей сказал, какая же ты журналистка, если не можешь устроиться в Телль Ха-Шомер врачом.

Тогда Анна представилась по телефону, сказав, что она родственница известного профессора Каплинского. Это прозвучало, ее вызвали к директору. Она сидела в кабинете, и представляла, что вот-вот директор он соберется звонить Каплинскому, и тогда Анна положит руку на трубку, а трубку на рычаг и скажет, что она журналистка и пришла выяснить, почему в Тель Ха-Шомере считают не достаточно высоким уровень профессионализма  русских врачей для принятия на работу.

Но ее не спросили, видно Анна была убедительна на интервью, и еще долго она оставалась в больнице единственной русской. И когда приезжала какая-то комиссия, ее вызывали, и Анна шутила, что ей положен белый бант и белый фартук – для выхода. Вот так однажды в больницу приехала делегация вместе с Голдой Меир, которая сказала, обращаясь к Анне,  удивляя своим густым низким голосом:

— Как тебе нравиться свобода? Там ведь ты не могла критиковать главу правительства, а здесь можешь!

— А здесь я не могу критиковать директора больницы, — возразила она.

— Увольте ее, от нее будут одни проблемы, — ответила Голда Меир.

Дорогие читатели, продолжение репортажа об Анне Исаковой – человеке прямом и мужественном, обладающим острым умом, литературным даром, чувством юмора, и ее новой книге «Мой Израиль» — в одной из следующих публикаций на сайте.

Татьяна Климович

Фото — Анны Исаковой 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

1 KOMMEHT

  1. проф Сергей Розен

    Вас интересуют мои побрякушки? Будьте любезны: Президент Эйлатского отделения Международной академии информатизации, членкор МАИ и Российской академии естествознания, эта последняя удостоила почетным званием «Заслуженный деятель науки и образования», а по Национальной программе «Золотой фонд отечественной науки» наградила золотой медалью «За новаторскую работу в области высшего образования». После развала Союза продолжаю работу на общественных началах по пропаганде в постсоветских странах и восточных странах соцлагеря результатов Международной номенклатурной реформы в бактериологии 1980 года, едва ли не впервые подвел объективные показатели степени внедренности в 27 странах мира, как передовых, так и менее развитых.

HOB. KOMMEHT.:

Архивы