|

Рисунок жизни в чеканке Леонида Монтвида

06 IMG_5487.jpgЖитель Хайфы Леонид Монтвид увлекается чеканкой по металлу еще с того времени, как он работал настройке КАМАЗа, где создал клуб «Радуга», о котором не раз писали тогда газеты.

С Леонидом меня познакомил наш общий приятель, пригласивший посмотреть работы мастера по чеканке, сожалея о том, что их никто не видит.

И вот мы дома у Леонида Монтвида и его жены Веры, совсем недавно ставшей членом Союза писателей России. «Для этого мне надо было приехать в Израиль! — улыбается Вера Владимировна — номинант на звание лучшего поэта 2015 года России, стихи которой вот-вот должны появиться в сборнике стихотворений 20 авторов – поэтов- номинантов.

Стены в их небольшой квартире в Хайфе увешаны работами, сделанными в технике чеканки по меди.

05 IMG_5485.jpg

По специальности Леонид, родившийся в Ростове и выросший и закончивший институт физкультуры а Ереване – тренер по плаванию. 25 лет проработал в столице Армении в спортивной школе.

Чемпионов не вырастил, потому что была такая система: как только ученик начинал показывать хорошие результаты, выигрывать соревнования – его переводили в высшую спортивную школу, но зато около 2000 людей он научил плавать. Каждый день, к нему в бассейн, как вспоминает Леонид, заходило не менее 180 человек.

Но еще до этого периода в его трудовой карьере, по комсомольской путевке в 1970 году он поехал на стройку КАМАЗА в Набережные челны. Грязь по колено,  стройка гигантского завода, молодость, романтика!

Леонид стал руководителем художественной группы, а затем пресс-центра на Камазе, делавшего материалы для местной газеты «Камские зори», освещая будни гигантской стройки и рассказывая о работающих на ней людях.

Инициатива этого начинания принадлежала редакции «Молодой гвардии» — шефов КАМАЗА, поначалу приезжавших на стройку для выпуска ежемесячного номера, а затем передавших почетную обязанность выпуска – вновь созданному пресс-центру, публиковавшему материалы еженедельно.

В пресс-центре были свои репортеры, художники, поэты. Там Леонид познакомился с будущей женой Верой, с которой идет по жизни рука об руку с тех пор.

В Израиль они приехали уже со уже взрослыми детьми в 1990 — с началом Большой Алии и Леонид устроился почти по специальности – спасателем, правда не признавшись, что у него высшее образование: это могло только помешать. «Он хоть плавать умеет?», — спросили его дочку? «Умеет-умеет», — кивнула, объяснившись за папу, еще не владевшего как следует ивритом.

Работал в центральном бассейне «Брихат Гордон» в Тель-Авиве – был такой, потом полгода они жили в караване, потом был Эйлат, вновь работа спасателем.

Я держу в руках альбом с фотографиями, в том числе, армейскими, и среди его страниц – пожелтевшие странички газетной статьи о Леониде «Жить под Радугой» автора журналиста Лавришко.

03 IMG_5480.jpg

Читаю с самого начала:

«Список разбухал, но когда оказывалось, что забыли грунтованный холст, то Леня радостно кивал головой, прищелкивая языком, указывая перстом в бумагу:  «Пиши, пиши: цинковые белила, как не дадут?! Достанем!» И от его уверенности всем становилось хорошо. Для Лени важнее его клуба «Радуга» сейчас ничего не существовало!

Собрание членов клуба было чем-то вроде организационно- хозяйственного: распределяли должности, составляли списки необходимого, говорили о следующей выставке. Ведь прежде, чем у клуба появилось помещение, родилась его первая выставка. Пусть небольшая, скромная, на полстены кинотеатра, больше не дали – артистов надо разместить, но выставка!

Корреспондентские строки, написанные в 70-м году, полные эмоций, восхищения Лениным энтузиазмом возвращают нас в то время, которое потом назвали застоем – а ведь жизнь кипела!

Читаю дальше: «В феврале Леня пришел в комитет комсомола стройки: «Я — чеканщик, рисую, после работы хочу заниматься любимым делом!»

«Тут и без чеканки голова кругом, строим завод, главное работа. Чеканка!» А потом сказали: «Наберешь человек 10 – дадим помещение!».

Скоро в клубе стало 20 человек. Молодой угловатый, бурлящий город жаждал красоты. Клубу повезло с его председателем. Леонид заразительнее ветряной оспы. Сейчас клуб заболел чеканкой – столь редкой в наших средних живописных широтах.

02 IMG_5459.jpg028 IMG_5462.jpg

На выставке видим – изящная чеканка по меди Эдика Кцоева «Праздник Вина».

017 IMG_5473.jpg

Когда спит Леонид, и спит ли вообще – неизвестно. Утром он напяливает твердо стучащие сапоги и идет к себе в котельную, где работает слесарем – прибористом. А вечером – в клуб – в «Радугу», где спектр интересов: живопись, скульптура, графика, чеканка.

Когда вынимали первый ковш мерзлого грунта в новой части города, над городом стояла радуга. Радуга зимой. Феномен природы. Все восприняли это, как хороший знак. Под Радугой жить чище, веселее, гори Радуга, твори!» — заканчивает автор статью о Леониде и его клубе.

Я разглядываю работы Леонида Монтвида, увлекающегося чеканкой с 15 лет, и создавшего первую работу, как он вспоминает, по картине Фернана Леже.

Композиция, особый пластический рисунок, плавность линий, образы, оживающие в его чеканке по меди. Не менее сотни тысяч ударов в создании каждой работы. Вот «Вселенная» — работа, сделанная по его собственному эскизу, «Мечтатель», «Кармелита», «Счастье» – два сплетенных телами и душами человека, «Восток», «Виноделы», «Кавказцы играют». Они создают настроение, увлекают в радостный и необычный мир чеканки — древнего искусства, развитого на Востоке: в Армении, Грузии, Азербайджане, Турции, а также в Чехии, которым Леонид занимается и в Израиле. Все его работы в домашней галерее созданы уже здесь. Но пока мастеру не удалось сделать ни одной выставки в Израиле. И мне очень хочется, чтобы это все-таки произошло, чтобы Леониду помогли, чтобы не вырывалось у него из глубины души: !Да, кому это нужно!» И не гас огонек, загоревшийся в его глазах, когда он рассказывал о КАМАЗе, своем творчестве, показывал работы. Гори, «Радуга», твори, Леонид!

Татьяна Климович

Фото автора

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

HOB. KOMMEHT.:

Архивы