|

22 июня, 72 года спустя. Боевое прошлое хайфчан

veterani-invalidi  Спустя 72 года после начала Второй мировой войны хайфские ветераны — инвалиды вновь открывают эту страничку истории.

Они прошли войну простыми солдатами, похоронив многих своих боевых товарищей — Анатолий Мостовой и Арон Черномордик. Были тяжело ранены и награждены Орденом Славы III степени и Орденом Отечаственной войны I степени. За их плечами — славная трудовая биография, приезд в Израиль, ветеранская деятельность в хайфском отделении израильского Союза инвалидов войны (рук. Исаак Сморода), а в душе — неукротимое желание, как можно больше рассказать о той сташно тяжелой войне, с ее буднями и подвигами и будничным героизмом. Как они говорят сами о себе: «мы воевали, а награды пришли позже»…

 Ordena MostovogoАнатолию Мостовому — инвалиду Второй мировой войны — еще не исполнилось и 17, когда началась война. Он работал на оборонном предприятии в Москве — бывшем заводе Михельсона (том самом, где эсерка Каплан стреляла в Ленина). В военкомате парню сказали, что во-первых он очень молод, а во-вторых его должны отпустить с завода. В конце концов Анатолий добился своего, и его послали на прохождение боевой подготовки в Горький.

Фронтовик вспоминает об одном из самых тяжелых военных эпизодов — форсировании Днестровского лимана, когда его 10-й отдельный гвардейский пулеметно-артиллерийский батальон принял огонь на себя, и об освобождении ж.-д. станции Бугаз. Там в послевоенное время вырос замечательный поселок Затока —  излюбленное место отдыха жителей Украины, на территории которого находится не менее 200 баз. Вот только мы, отдыхающие, не знали, никогда не задумывались о том, сколько жизней было положено здесь, в этих заповетных местах, где раскаленный воздух парит над кажущейся белой полоской лимана. Сейчас в центре поселка установлен памятник воинам-освободителям. Каждый год сюда сьезжались оставшиеся в живых боевые друзья Анатолия Мостового. Он участвовал во многих встречах, организуемых муниципальным  советом Затоки.

 В боях за освобождение Приднестровья погибло 149 боевых товарищей Мостового, всего 39 из них удалось подобрать и похоронить в братской могиле, а остальных унесло в Черное море, и их поглотила морская пучина.

«Принимаем огонь на себя».

Mostovoj Anatolij na AdareВот как это было. В апреле 1944 года после освобойдения Одессы части 1-го Гвардейского Краснознаменного Николаевского Укрепрайона вышли к Днестровскому Лиману и, прикрывая фланг 3-го Украинского фронта, заняли оборону вдоль Днестра — до впадения Днестра в Черное море и побережье Черного моря до Одессы. 10-й батальон занимал участок Каролино-Бугаза, Цареградского «гирла» (горла по-русски) и все побережье косы (поселок  Затока). В ночь с 21 на 22 августа 19 44-го батальон форсировал Днестровский лиман в самом узком и глубоком месте шириной в несколько сот метров у впадения его в море, где очень сильное и меняющееся вдоль противоположных берегов течение. Оно затрудняло управление лодками, но тем не менее батальону удалось добраться до середины лимана, как вдруг лиман осветили вражеские прожекторы, и на батальон обрушился огонь из всех видов стрелкового, минометного и артиллерийского оружия. Противник ждал их именно здесь, на самом узком участке. Из батальона спаслось человек 20, они буквально «зацепились» за «свой» берег лимана, чудом сумев не поддаться течению, которое несло их в открытое море. Лодки были разбиты, из оружия остался один пистолет на 2 десятка бойцов. Потом их подобрали, и они узнали, что находившиеся выше вдоль берега силы 8-го и 2-го батальонов бесшумно достигли берега противника и сильным пулеметно-минометным огнем начали уничтожать прозевавших их румын. Немцы открыли огонь по отступающим румынам, а те в ответ, по немцам. И эта борьба позволила десанту развить успех на главном участке наступления и продвинуться в направлении на Аккерман.

Путь почти до самого конца войны.

Дальнейший боевой путь Анатолия  Мостового проходил через Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию. Во время обороны в районе озер Балатон и Веленцы, где фашисты рвались к окруженному советскими войсками Будапешту, 7 января 1945 года Анатолий Моствой был ранен и потерял кисть руки. Победу встретил в госпитале. Был награжден Орденом Славы III степени и Орденом Отечаственной войны I степени

 «Пороховые боевые» Арона Черномордика 

Hernomirdik AronЧерномордик Арон Львович — рассказывает, что 22 июня 1941 года он — девятиклассник — был с товарищами в школе. По радио они услышали, что в 12 часов дня будет передано важное сообщение. Все собрались в учительской. Министр иностранных дел Молотов сообщил о вероломном нападении Германии на Советский Союз.

Бомбили Киев, Минск… Через день начали бомбить его родной город Оршу, что в Белоруссии – аэродром, ж.-д. узел и другие объекты города. 3 июля семья Арона на открытой платформе товарного поезда с заводским оборудованием отправилась в эвакуацию. По дороге поезд бомбили. На станции Новосокольники бомба попала в один из вагонов, было множество убитых и раненых. Состав переформировали, и семье Арона удалось добраться до места эвакуации в Благовещенске Башкирской АССР.

Но по-настоящему, Арон начал понимать, что такое война, когда после работы на оборонном заводе добился направления на фронт. В июле 1942 года был зачислен курсантом в Южно-Уральское пулеметное училище, а в  декабре курсанты отправились на фронт – от Благовещенска до Уфы шли пешком, а затем на поезде – на только что освобожденную станцию Валуйки, где между колеями высились горы трупов – вперемежку наши солдаты и враги. Это тяжело было видеть новобранцам, совсем мальчишкам, все еще «маменькиным сынкам», как говорит Черномырдик.

Потом были бои за Сталинград.

Его часть заняла позицию у реки «Росский Селец», где сосредотачивались отступаюшие из занятого немцами Харькова отдельными группами бойцы. Фронт стабилизировался по линии реки. Когда немцы подошли к реке  бойцы вырыли в деревне окопы, заняв  боевую позицию. Во время боев Арон Черномырдик был связным роты с 4-м батальоном 44-го стрелкового полка 15-й Гвардейской дивизии, зачастую выполняя боевые поручения под шквальным огнем противника. Он вспоминает о случае, когда снаряд сбоку попал в землянку в 3 наката, убив начальника штаба, а Арона, не успевшего дойти до нее и находившегося в 300 метрах, спасло чудо — задержка в несколько минут.

В июле 1943 года группы советских войск совершали прорыв на Курско-Орловском направлении. Как вспоминает, Арон Черномырдик, стоял сплошной гул самолетов, и повсюду слышалисз взрывы снарядов. Шло наступление. Батальон Черномырдика находился на участке прорыва  в районе хутора Батрацкая дача. Именно здесь Арон был тяжело ранен разорвавшимся поблизости от штабной землянки снарядом, в один миг почувствовав, как будто тонну груза подвесили к его ноге…   

 Арон Черномырдик награжден Орденом Славы III степени и Орденом Отечественной войны I степени за участие в операции по взятию языка и бои на Курско-Орловском направлении под Белгородом.

 

 О своей войне рассказывает Анатолий Мостовой

 

Репортаж и видеоинтервью Татьяны Климович

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

HOB. KOMMEHT.:

Архивы