2 года спектаклю «Цемах» в честь основателя Габимы — к 100-летию образования старейшего израильского театра в Москве

2 года спектаклю «Цемах» в честь основателя Габимы — к 100-летию образования старейшего израильского театра в Москве

12.01.2021 0 Автор Татьяна Климович
Нравится
Эти фотографии сделаны в театре Габима в Тель-Авиве во время одного из премьерных показов спектакля «Цемах»  — совместной постановки театра Габима и «Маленький» режиссера Михаила Теплицкого 12 января 2018 года.
Спектакль был приурочен к знаменательному событию: столетию со дня рождения Габимы и посвящен создателю театра Нахуму Цемаху.
Его драматическая судьба тесно переплетена с судьбами театра, отметившего, как я уже сказала, в 2018 году свое столетие.
Ведь первый спектакль Габимы (и об этом мало кто знает) в постановке знаменитого Евгения Вахтангова состоялся в 1918 и назывался » Первозданный балл» — נשף בראשית.
В Интернете есть программка спектакля в переводе с русского на иврит.
Театр Габима был создан Нахумом Цемахом сначала в Вильне, а затем в Москве, как драматическое сообщество — совместно с Менахемом Гнесиным и Ханой Ровиной и играл спектакли на библейском языке, иврите.
В спектакле вся история театра, в которую вплетаются монологи Цемаха — письма к его любимой Мирьям.
Сценическое действие разворачивается в непосредственной близости от зрителей — буквально в метре от них.
Спектакль идет в камерной обстановке зала «Бертонов», названного так по имени еще одного из основателей и первых актеров театра — Иегошуа Бертонова, одного из действующих лиц спектакля.
Напомним, что есть в Габиме и зал великой актрисы Ханы Ровиной, которая начала свою карьеру в театре по случайному стечению обстоятельств и воле Цемаха и Гнесина, пригласивших учившуюся на курсах восмитательниц детских садов в Польше девушку, которой в то время исполнилось всего 21, играть.
И лишь потому, что она знала иврит.
И Ровина отнеслась к этой деятельности, как временному занятию, пока не найдут «настоящих актрис», и она вернется к профессии.
Так раскрылся ее талант, что стало еще одной толикой (в сочетании с талантами и преданностью театру, организаторскими способностями и Цемаха) — способствовавшей успеху театра.
В спектакле звучит и голос Ровиной, ее монолог из спектакля — на прекрасном иврите, где ясно каждое слово, и наверное, все равно, какой это язык, потому что интонации так искренни и так велико впечатление от ее речи…
Их пути разошлись. Ровиной, Гнесина, основного актерского состава и Цемаха, когда после гастролей в Америке труппа решила уехать в Европу, а потом в Эрец Исраэль. А Цемах остался с небольшой частью актеров в Москве.
Он затем приехал в Тель-Авив, Иерусалим — о котором когда-то мечтал с соратниками, и учил и направлял их. Но было уже поздно. Они не признали его.
Создатель театра был вынужден купить билет на спектакль. Шел их самый популярный спектакль «Дибук»
Цемах прошел закулисы, и был встречен холодно — как чужак. Победителям было не до него…
Интересны, особенно, для нас, приехавших из бывшего Союза, сцены, в которых начало всех начал: молодые и горячие, они клянуться в преданности театру и искусству.
Только что они начали они свою деятельность, а за окном революция 1917, стрельба, на улицу нельзя высунуться без опасности быть убитым шальной пулей…
Но они решают продолжить, не смотря ни ни что. Обращаются к Станиславскому , и великий режиссер направляет к ним своего ученика Евгения Вахтангова.
И вот первая постановка: в октябре 1918.
Театр пережил в московский период нелегкие времена. По 2 спектакля на иврите в неделю, но где взять публику?!
Иногда играли для 5 человек, и тогда часть актеров спускалсь в зал, чтобы был «кворум».
Спектакль состоялся, если был миньян…
Были деятели, которые кричали, что искусство должно принадлежать народу, а еврейская община не знает иврита…
Шла борьба за бюджет, и Цемах с соратниками ходили к комиссару по делам меньшинств Сталину. Разрешил бюджет…
Гастролировали, как передвижной театр…
И вот это самое название Габима — на иврите, именно так, как его написали создатели 100 лет назад — на фасаде прекрасного тель-авивского здания Национального театра Габима, созданного Нахумом Цемахом, о котором мало кто знает, и которого никто не помнит.
Круг замкнулся. И его имя сквозь временные пласты истории появилось на поверхности, и мы отдает ему дань памяти, знакомимся с живым человеком, Личностью, его соратниками — в спектакле Михаила Теплицкого.
Цемах все же попал в Габиму — спустя 100 лет, и после того, как фактически был отторгнут от театра в Эрец Исраэль. Вместе со спектаклем о его жизни и создании Габимы.
Как говорит Михаил Теплицкий, свое детище он задумывал, как живое шествие , передвижной спектакль вне стен Габимы, но к нему вышло руководство театра, и так в его стенах возникла эта постановка, в которой играют 3 актера Габимы и 3 из театра Маленький.
На спектакле присутствовал старейший актер Габимы, лично знавший создателей и первых актеров.
Вы видите его на фото вместе с исполнителем главной роли Нахума Цемаха известным израильским актером Гилем Франком и режиссером, автором спектакля Михаилом Теплицким.
Татьяна Климович
Фото автора
Нравится