|

Александр Надельсон и его музыка

У Александра Надельсона особые отношения с музыкой. И спустя 16 лет игры в Хайфском симфоническом оркестре, множества репетиций и концертов, он сохранил трепетность чувств и свежесть восприятия классики.

В консерватории Дунии Вейцман состоялся бенефис Александра Надельсона, приуроченный к его 67-летию и ознаменовавший начало нового отрезка творческого пути и сольных выступлений.

В концерте «Скрипка классическая и еврейская» в исполнении скрипача Александра Надельсона  и Александры Стецовской (фортепьяно) – прозвучали классические и еврейские произведения.

Мы познакомились на концерте, и мне захотелось узнать больше о музыканте, который умеет извлекать из скрипки такие удивительные звуки.

IMG_8152.JPG

Саша с раннего детства проявлял свою музыкальность, и вот на день рождения сестра мамы подарила ему скрипку. Пианино в доме не было. И было решено учить мальчика игре на скрипке, с 6 лет он занимался в подготовительном классе и 7-ми в музыкальной школе.

А проявлял Саша свои музыкальные способности просто: он очень любил петь и делал это с удовольствием, имея в репертуарном багаже множество советских песен.

7 лет в музыкальной школе, 4 года в музыкальном училище в родном Владикавказе. В армии Саше повезло, он остался служить в городе, ходил в наряды, но скрипка всегда была с ним, играл на всех праздниках.

Затем поступил в консерваторию в Свердловске, к педагогу Льву Моисеевичу Мирчину – в то время одному из лучших музыкантов города.

И в это время они с группой молодых музыкантов  создают свой ансамбль, причем очень оригинальный – старинной музыки, с которым они гастролируют по всей стране. Играли Баха, Вивальди, Персела, Тельмана.

Еще одна страничка творчества – запись на пластинку фирмой «Мелодия»  произведения местного композитора  Людмилы Ефимцевой, ученицы Хачатуряна, исполненного ансамблем. Это был концерт памяти Хачатуряна.

Уже в это время Александр стал давать сольные концерты. Один из них состоялся в Доме композиторов в Москве.

С 1976 по 2000-й год Александр проработал в родном Владикавказе в Музыкальном театре концертмейстером оркестра. И этот опыт дал возможность ему проявить себя уже в Израиле.

Сначала Надельсон попадает  в камерный оркестр Рони Пората, который сейчас базируется в Холоне. А затем, проиграв там полгода проходит по конкурсу в Хайфский симфонический оркестр.

Как говорит Александр, он сел в уходящий поезд, успел вскочить на подножку: «Это было чудо, большое везение, не знаю, чем бы я занимался в жизни, если бы не попал в оркестр».

Тогда он спросил у Лиора Сигаля, руководителя оркестра: «почему альт, я ведь скрипач». И тот ответил, что хороших скрипачей много, а альтистов мало, так Александр стал хорошим альтистом. Его старенькому альту, когда-то купленному за 800 рублей, уже 35 лет. На нем он сыграл всю замечательную музыку, о которой был наслышан: симфонии Брамса, Шумана, Чайковского…

Все поначалу было ново для Александра: он играл в группе альтов в конце оркестра, а привык сидеть впереди скрипок. Близко тромбоны, все мощные звуки. Но так он слышал весь оркестр, был в гуще рождения звуков. Постепенно выучил репертуар. Это было ответственно и почетно: играть в большом оркестре высокого уровня.

Концерт в консерватории Дунии Вейцман – уже третий по счету. Александр Надельсон откликнулся на предложение директора школы устраивать тут концерты. Первый из них  сыграл на альте, а второй на скрипке и вот третий – итоговый, где Александр представлен широкий диапазон музыканта – от музыки Барокко до еврейской тематики, которая для него очень близка.

Его отец, умерший за год до приезда Александра в Израиль, познакомил его с Израилем, с еврейской историей, привил сыну любовь к далекой стране и еврейской культуре.

Концерт «Скрипка классическая и еврейская» в консерватории Дунии Вейцман.

IMG_8084.JPG

Выступления в концерте в консерватории Дунии Вейцман Александр Надельсон сопровождал рассказом о произведениях, увлекая слушателя в увлекательное путешествие в мир музыки, где скрипка как бы раздваивалась и представала в двух обличьях: классическом и еврейском.

Из рассказа Александра Надельсона:

«Классическая скрипка в своем развитии прошла большой путь. В нашей программе мы представляем три наиболее важных этапа этого пути, три эпохи: барокко, венского классицизма и романтизма. Базисной и определяющей среди них была эпоха барокко.

Ведущим музыкальным инструментом этой эпохи, особенно в Италии, была скрипка. С ней связано формирование классических жанров сонаты, концерта, а позднее и симфонии. Искусство великих скрипачей того времени Коррели, Вивальди, Тартини и других оставило глубокий след в развитии музыки.

Среди них флорентийский скрипач Верачини, произведение которого – Largo из сонаты ля-мажор открыло концерт.

В эпоху венского классицизма скрипка стала уступать свои лидирующие позиции появившемуся клавиру. И все же и Гайдн, и Моцарт и Бетховен владели скрипкой, а Моцарт выступал еще и как солист. В его творчестве сонаты для скрипки и клавира занимают видное место. В концерте прозвучала одна из 35 созданных Моцартом сонат, относящаяся к среднему периоду его творчества.

Романтическая эпоха выявила яркую индивидуальность скрипки, ее природные выразительные и виртуозные возможности. Романтический стиль продолжает жизнь в игре скрипачей и сегодня. Романтическая эпоха представлена в программе «Песнью любви» композитора Йозефа Сука.

Завершают классическую часть программы салонные пьесы Сгамбати, Альбениса и Мошковского. На закате романтической эпохи салонные пьесы были очень популярны.

Во второй части программы представлена еврейская музыка.

В начале XX века после того, как по России прокатилась волна страшных погромов, стало расти еврейское самосознание.

В Петербурге и Москве возникают Общества еврейской музыки. Их члены, композиторы Гнесин, Крейн, Саминский, Энгель и другие стали создавать музыку на еврейскую тематику. Среди них были Йосеф Хрон, композитор и скрипач, выпускник Петербужской  консерватории. Его пьеса «Эли Цио»н открывает вторую часть программы. Она звучит как зов предков и служит ей своего рода эпиграфом.»

Кроме того в концерте прозвучали «Клейзмерская сюита» российского композитора А Минкова, «Хасидская сцена» — одно из самых известных произведений израильского композитора Б. Левенберга, «14 еврейских танцев» московского композитора С.Крымского.

Заключает программу «Хасидская сюита» израильского композитора М.Бурштина, популярные напевы которой поданы ярко и броско.

Александр Надельсон выразил благодарность авторам еврейской музыки и в частности Борису Левенбергу, который сидел в зале – автору прекрасной композиции, необычной по форме и исполненной глубокого трагизма.

Сегодня дочь Эмилия играет на фортепьяно и преподает музыку, сын и жена стараются бывать на всех концертах. У них пятеро внуков.

О Светлане Надельсон – сгустке энергии, которая поддерживает мужа во всем, терпит вечные звуки музыки – он говорит с особой теплотой. Без ее энергии и надежного тыла, который она обеспечила скромному, интеллигентному, талантливому музыканту, его творческая карьера, наверное, бы не состоялась.

Ну а мне хочется завершить этот короткий рассказ признанием в том, что, наверное,  до этого концерта я до конца не понимала, что такое песня скрипки, когда она так жалобно поет высоким голосом, что рвется ввысь, и сердце ширится от светлых чувств, и вдруг низкий глубокий ее голос будоражит душу

— Ну это все идет от самой музыки, она диктует и подсказывает какими приемами играть, как вести смычок, и какая вибрация должна быть и с каким нюансом, — говорит Алксандр Надельсон, но я знаю, что это музыка, рожденная трудом и талантом.

Татьяна Климович

Фото и видео автора

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

HOB. KOMMEHT.:

Архивы