|

Феномен «Парижской школы», или вспышка света накануне тьмы

Феномен «Парижской школы», созданной никак не парижанами, а художниками – эмигрантами, в основном, из Центральной и Восточной Европы, и если уж быть совсем точными, эмигрантами – евреями, продолжает волновать исследователей и любителей художественного искусства.

в Национальном художественном музее Беларуси (НХМ) в конце сентября (почти одновременно с экспозицией в хайфском музее Мане Каца «Мечта о Париже») открылась выставка картин всемирно известных еврейских художников «Парижской школы» выходцев из Беларуси — Марка Шагала, Хаима Сутина, Осипа Цадкина.
На выставке, которая так и называется «Художники Парижской школы из Беларуси» представлено 100 картин художников, графические произведения и скульптура — из  музейных и частных собраний коллекционеров, а также из корпоративной коллекции Белгазпромбанка.
Белорусы впервые откроют для себя творчество восьми хорошо известных в Европе художников, которые являются выходцами из Беларуси, — Пинхуса Кременя из Желудка, Мишеля Кикоина из Гомеля, Осипа Любича из Гродно, Сэма Зарфина из Смиловичей, Роберта Генина из Климовичей, Нади Ходасевич-Леже из деревни под Докшицами, Евгения Зака из Могильно, Якова Балглея из Бреста.

Об этом сообщают Еврейское Агенство новостей (ЕАН) из Минска со ссылкой на «Белорусские новости» и БЕЛТА.

«Художники евреи из Восточной Галиции в Парижской школе» (1900 -1939).

 В Украине во Львове завотделом Европейского Искусства 19-го – начала 20-го века Львовской картинной галереи Витой Сусак издана книга «Украинськi митцi 10-х – 30 –х рокiв в Парижi», два раздела в которой посвящены еврейским художникам Парижской школы – выходцам из Восточной Галиции.

Как известно, еще в 1925 году художественный критик Андре Варно определил, что «Парижская школа не имеет ничего общего с художественным направлением. А ее смысл заключается в том, что на Монпарнасе живут люди со всего мира – женщины и мужчины, которые стремятся создать искусство. Они приехали в Париж – тогдашний центр современного художественного искусства, где существовало содружество художников, чтобы стать настоящими современными художниками».

Этой цитатой открывается выставка еврейских художников Парижской школы в доме-музее Мане Каца в Хайфе, содержащей картины 40 художественных мастеров. Часть из них приехали в Париж в начале 20-го века из Восточной Галиции.

Их картины можно увидеть и в залах Львовской картинной галереи, ведь многие художники-евреи Парижской школы родились или жили, учились и начали свой творческий путь во Львове и после переезда в Париж поддерживали связь с городом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Как пишет В. Сусак, одним из первых приехал в Париж Леопольд Готтлиб (Дрогобыч, 1879 – 1934, Париж) – один из 4-х сыновей  владельца нефтяной скважины в Дрогобыче, брат знаменитого Маурицы Готтлиба. Он получил образование в Краковской академии художеств, затем продолжил его в Мюнхене, в 1910 году короткое время заведовал кафедрой живописи в Школе искусств «Бецалель» в Иерусалиме.

В 1920 году художник принял участие в «1-й художественной выставке еврейского искусства во Львове», в 1927, 1928, 1934 годах прошли его персональные выставки в частных галереях в Париже.

 

Во львовской картинной галерее находится работа Леопольда Готтлиба «Портрет женщины в серой кофте». Манера художника отличалась плоскостным изображением и выразительностью контуров.

Впоследствии художник обратился к темам Старого и Нового Завета, работал над многофигурными силуэтными композициями, изображающими труд женщин, сбор урожая, — сообщает в своем исследовании его творчества В. Сусак.

Еще один представитель Парижской школы Георг Меркель (1881г., Львов — !976 г., Вена) провел во Львове детские и юношеские годы, учился в Краковской Академии художеств, в 1913 году состоялась его персональная выставка во львовском Обществе любителей изящных искусств.

В Париж приехал задолго до начала Первой мировой, затем воевал в составе австрийской армии, был контужен и частично потерял зрение.

Именно поэтому на автопортрете, выставленном во Львовской картинной галерее, мы видим художника с повязкой на голове и чувствуем его опустошенность по застывшему взгляду.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Женский портрет передает совсем другое, радостное настроение.

В 1935 году львовский меценат К. Кац помогает художнику организовать во Львове ретроспективную выставку картин. В 1939 году художник попадает на Юг Франции, где и пережидает войну. После войны Г. Маркель переезжает в Париж, а спустя годы – в Вену.

 

 

 

Типичным представителем Парижской школы стал Зигмунд Менкес (1896, Львов – 1986, Нью-Йорк).

Юноша, родившийся в бедной еврейской семье, окончил львовскую художественно-промышленную школу и в течение нескольких лет занимался реставрацией стенных росписей в галицких храмах, затем учился в Краковской Академии художеств и у известного украинского скульптора Архипенко в Берлине.

В Париже Зигмунд Менкес жил с 1923 по 1935 годы, а затем переехал в Америку, где ему также удалось стать известным.

Художник участвовал во многих художественных выставках во Львове, был членом львовских художественных объединений «Новая генерация», «Зворник», «Львовский союз профессиональных художников».

Во Львовской Картинной галерее можно увидеть его работу «Портрет женщины в красном». И опять здесь плоскостное изображение, четкие контуры и яркие, контрастные, выражающие экспрессию цвета…

 

 

 

 

 

 

 

На этом список еврейских художников Парижской школы из Восточной Галичины не заканчивается, но временно подводя черту, отметим интенсивное формирование еврейской художественной среды во Львове в 80-е годы XIX века, которое стало очень активным с 1910 года. В этот год было создано Общество любителей еврейского искусства, возглавляемое Максимилианом Гольдштейном, в последующие годы состоялись персональные и коллективные выставки еврейских художников.

В 1925 году было организовано Общество охраны еврейских памятников, с 1926 года активно действует Еврейское литературно-художественное общество и в 1934 году воплощается в жизнь мечта М. Гольдштейна и открывается Еврейский музей.

Феномен расцвета культурной жизни в Восточной Европе и восточной Галиции, в том числе, еврейской культурной жизни в так называемые «золотые годы» начала 20-го века перед Второй мировой (вспышка света накануне тьмы) стали предметом исследования ученых, так же как и феномен Парижской школы, созданной не французами.

Возможно, этот феномен расцвета культурной жизни станет более понятен, и историческая картина прояснится в ходе нынешней международной научной конференции, которая проходит в эти дни (с 5.11.2012 по 07.11) во Львове.

Конференция называется «Культура Львова между двумя мировыми войнами» и проходит с участием представителей из Польши и Израиля. Репортаж о конференции вы в скором времени прочтете на сайте, как и интервью с автором цитируемой выше книги, завотделом Европейского искусства 19-го – начала 20-го века во Львовской картинной галерее Витой Сусак.

К сожалению, многие из еврейских художников Парижской школы погибли от рук фашистов во Второй мировой войне, были убиты в концлагерях. И Париж – город их мечты, творчества и веселья, город, который они считали своим, так же как и Львов, отторг их, отдав на смерть врагам.

Создатель Еврейского музея Максимилиан Гольдштейн дожил до львовской акции 1942 года. Он никуда не хотел уезжать из города, веря в волшебную силу искусства, которое оберегал. Свою богатейшую коллекции еврейских произведений искусства он передал в дар во Львовский Этнографический музей, где она находится (возможно, сохранена не полностью) и по сей день.

 Нацисты временно сохранили Гольдштейну жизнь, поручив провести опись его собственной коллекции. Но не более того.

Татьяна Климович

Фото автора, сделанные во Львовской картиной галерее

Генрих Лянгерман. Бретонки

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

HOB. KOMMEHT.:

Архивы