|

Галут и свобода. Бои за Хайфу, апрель 1948

21 апреля англичане покинули Бевин-град и поднялись на борт кораблей, пришвартованных в хайфском порту. Их семьи давно оставили Хайфу, оставались только полицейские и армия. В тот же момент в батальоне «22» был срочно объявлен сбор всех бойцов отделений.

 Стоял вопрос о том, арабские или еврейские силы захватят Бевин-град, другие укрепленные пункты и посты и установит контроль над Хайфой.

В то время в городе проживало примерно 70000 христиан-арабов и мусульман и около 75 тыс. евреев.

В Хайфе было несколько стратегически важных пунктов в различных районах города, расположенных в ключевых позициях на границах еврейских и арабских анклавов.

Анаджада

Одним из них было хорошо укрепленное здание домового комитета арабских восточных районов Хайфы «Бейт Анаджада», занятое вооруженным противником. Оно расположено в районе Халиса на пересечении дорог, ведущих в Нижний город, район Неве Шеанан и Адар.

Бойцы батальона «22» с боями спустились к «Бейт Анаджада» из района Адар (по теперешней улице Гибурим, названной так по имени героев этих освободительных боев), где они занимали позиции в «Бейт таасия», в котором тогда размещались еврейские предприятия легкой промышленности.

Памятная табличка на «Анаджада»

Сейчас на здании «Бейт Анаджада установлена памятная табличка, в которой сказано, что «оно было захвачено отделением батальона «22» в полдень 21 апреля. Окруженное со всех сторон противником, под массированным огнем — отделение героически сражалось. 4 бойца было убито и 10 ранено, но оставшиеся в строю продолжили воевать до момента освобождения города. К ним присоединились бойцы курса командиров бригады «Кармель», спустившиеся из Неве Шеанана, ведя бои за захват районов Халисы. 3 бойца было убито в этих боях».

Отметим, что сегодня эта улица «Дерех Неве-Шеанан» названа в память погибших «Яд ле-баним».

Взвод роты «бэт», в котором воевал Давид Экхауз, батальона «22», состоящий из молодых ребят, призвавшихся вместе из хайфского отделения движения «Бней Акива», сражался в другой части города. Они должны были освободить хорошо укрепленное здание Управления железной дороги на Адаре, занятое иракскими боевиками. Оно находилось в районе улицы Аневиим, где сейчас построено здание Шекема возле многопролетной лестницы «Хадрат Кодеш», ведущей с Адара в Нижний город и названной так по имени построенной в этом месте синагоги.

Бой начался в вечер Песаха. За несколько часов до этого – в 5 вечера, ребят вызвали в место расположения взвода на улицу Яффо. Вместо пасхального Седера они поехали в школу «Реали», что на Адаре, где специально вызванный инструктор обучал их обращению с полученным из Чехословакии оружием, в том числе немецкими МГ. У Давида был трофейный «Брэн», раздобытый у арабов в одном из боев.

Рассказывая о тех событиях, Давид Экхауз вспомнил интересный случай. Один из его товарищей во время боя стрелял из английского «Стэна». И вдруг его винтовку заклинило, но он не растерялся, вытащил банку сардин из сухого пайка, выданного парням перед боем, полил маслом из банки затвор и продолжил стрелять. Бойцы взвода заняли еврейские дома напротив здания Управления железной дороги. Засевшие в нем иракцы оказывали ожесточенное сопротивление. Несколько бойцов взвода пробрались к зданию и подожгли его. Иракские боевики выбежали на улицу и были убиты.

Звуки выстрелов, шум сражения, зарево огня произвели впечатление на арабских жителей прилегающих районов и они в спешке покинули свои дома. Бой продолжался до утра.

Татьяна Климович

Продолжение следует.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

HOB. KOMMEHT.:

Архивы