|

Галут и Свобода. Первый бой

В декабре 1947 года британское правительство сообщило, что английские войска останутся в Палестине до 15 мая 1948 года и будут использоваться лишь для самообороны. На протяжении всего времени действия британского мандата власти строго следили за выполнением запрета на еврейскую иммиграцию и приобретение евреями оружия, не позволяли создать милицию, членов Хаганы преследовали и разоружали.

Рассказывает Давид Экхауз:

— Когда в городе начались столкновения, нас – молодых ребят 15-16 и 17 лет – вызывали охранять и защищать объекты. Нас называли «ХИШ Хайфа» – Хель Саде Хайфа. Мы были не в ЭЦЕЛ, не в ЛЕХИ, а в Хагане – «анашим агуним».

В 17 лет Давид Экхауз стал бойцом батальона «22» бригады «Кармель», сформированной Бен-Гурионом, и в начале 1948 года принял первое боевое крещение, защищая кибуц Рамат Йоханан от атакующих его друзов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сейчас в кибуце Рамат Йоханан, расположенном на севере Израиля в 2-х км от Кирьят Ата, существует ульпан для новых репатриантов и туристов (в основном, приезжающих по программе МАСА, многие их которых потом совершают алию). В кибуце находится завод по производству пластика «Пальрам», молочная ферма, сельскохозяйственные участки, где выращивают авокадо, манго, личи, занимаются птицеводством и  садоводством. Как сказано в рекламной брошюрке кибуца, приглашающей студентов на учебу, в кибуце есть продуктовый и универсальный магазины, библиотека книг на английском языке и на иврите (с видеоматериалами), бассейн с подогревом, теннисные корты, площадки для волейбола и баскетбола. кафе(паб), где  «можно неплохо расслабиться с друзьями после рабочего дня, немного выпить и потанцевать». ..

Бойцам, пришедщим защищать Рамат Йоханан 64 года назад, было столько же, сколько теперешним студентам. Перед ними, страшно усташими после ночного перехода с места постоянного дислоцирования, открылась картина мирного кибуцного утра. Зачинающийся день был прекрасен: светило солнце, раздавалось мирное кудахтанье кур. Несколько парней стали ловить их, чтобы устроить перекуску  «кум-зиц». Но вдруг тишину разорвали выстрелы. Кибуц окружили друзы, численность которых во много раз превышала число бойцов батальона (их было не больше 30). Снарядов для передвижного  артиллерийского орудия не хватало, патронов также. Под прикрытием ночи — после дня сражений еврейские бойцы ушли из кибуца, оставив 3 убитых, тела которых было невозможно унести с собой. Они взорвали дом, под обломками которых укрыли их тела, чтобы над ними не надругались.

Спустя некоторое время после того, как тогдашний мэр еврейской Хайфы Аба Хуши встретился с друзами и убедил их заключить мирное соглашение, Давид с еще одним бойцом – Юдой Мармельштейном, вызвались найти взорванный дом. Чудом проехав по заминированной дороге, они перевезли на машине останки товарищей в Хайфу и похоронили на военном кладбище. В этом первом бою погиб друг Давида Яков Колумбус, имя котрого выбито на андарте в Хайфе. Он упал сраженный пулей и умер на месте.

Бевин-град.

 

 

21 апреля англичане оставили Бевин-град. Так – по имени тогдашенго министра иностранных дел Англии Эрнеста Бевина – назывался участок Нижнего города в Хайфе, где находились английская полиция, разведка и офисы различных учреждений.

Бевин-град – хорошо укрепленный и в то же время ухоженный красивый городской квартал с пальмами и фонтанами внутри, находился между улицами Ацмаут и Яффо. Он брал начало от здания, в котором в те времена находился банк Леуми и доходил до женской арабской школы, на месте которой сейчас расположено современное здание банка. Однажды бойцы Эцела заехали в Бевин–град на грузовике, в кузове которого находилась бочка со врывчаткой. Они взорвали ее возле полиции и скрылись. После этого англичане огородили Бевин-град колючей проволокой. До 1948 года я – боец Хаганы — никогда там не был. Туда можно было пробраться, но не известно, выберешься ли живым.

Все дома в Бевин-граде, (как и отрезок береговой линии на Хоф ха-Кармель), принадлежал богатой хайфской арабской семье Хаят. И англичане, и израильская полиция, находящяся в этих зданиях после войны, платили семье Хаят деньги за съем помещений. В отличие от других представителей арабской элиты и зажиточных слоев арабского населения, которые первыми покинули город, когда стало известно об отъезде англичан, семья Хаят осталась и до сих пор проживает в Хайфе. Исход нескольких десятков тысяч арабов — 20-25 тысяч жителей Хайфы, покинувших свои дома в этот период, продолжался четыре месяца, вплоть до марта 1948 года. К этому времени ни один арабский населенный пункт не был захвачен вооруженными отрядами еврейской общины, ни один житель Палестины не подвергся насильственной эвакуации, и беженцы пали жертвами той паники, которая воцарилась в арабском секторе после того, как перестали существовать мандатные структуры власти. Определенным стимулом бегства стали «операции возмездия», проводимые Хаганой в ответ на нападения арабов — террористическую войну, которую вели палестинские арабы с еврейским ишувом.

Англичане покинули Бевин-град и остались в порту, где стояли их корабли. Их семьи давно покинули Хайфу, оставались только полицейские и армия. Как только англичане поднялись на корабли, в батальоне «22» срочно объявили сбор бойцов отделений. Стоял вопрос о том, арабские или еврейские силы захватят Бевин-град, другие укрепленные пункты и посты и установит контроль над Хайфой. В городе было несколько стратегически важных пунктов в различных районах города, расположенные в ключевых позициях на границах еврейских и арабских анклавов.

Татьяна Климович

Продолжение следует

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

1 KOMMEHT

HOB. KOMMEHT.:

Новое на сайте

Архивы

Новости партнеров: haifainfo.ru

Error: Feed has a error or is not valid