|

Взгляд на личность

Возможно, бывая на открытии хайфских выставок, вы обратили внимание на стройную, с задорным конским хвостиком, карими живыми глазами женщину, улыбчивую и энергичную. Хайфчанка искусствовед Шули Фоер Шейнвальд вместе с художницей Нурит Эпштейн организовали за последнее время в Хайфе несколько экспозиций, в том числе, открывшуюся недавно в музее Тахниона «Мадатек»  выставку картин и фотографий «Взгляд на море». С куратором Шули Фоер Шейнвальд  мы встречались и раньше, но как-то не приходилось поговорить, а тут Шули обмолвилась о своей предыдущей работе, которой ей не хватает, не смотря на огромное напряжение сил и духа, которое она требовала, и во время этой беседы ее личность высветилась в новом, совершенно неожиданном свете.

01 IMG_1618.JPG

«Народное достояние»

Как оказалось, Шули Фоер Шейнвальд 20 лет проработала в газете «Маарив», в том числе, освещала различные темы в приложениях, журналах, и10 лет — на радио «Коль Исраэль» в качестве корреспондента и редактора новостей. Она была корреспондентом по вопросам здоровья в самые тяжелые периоды – во время Ливанской войны и позже, когда не было дня, чтобы что-то не случалось – теракты, покушения, нападения Хизбаллы, раненные солдаты. И эти случаи она должна была освещать. Ей могли позвонить в любую минуту, в любое время суток – в 2, 3, 4 ночи и сказать:

 – Срочно, срочно! Вертолет прибывает в «Рамбам», ты должна быть там.

Раненных солдат из Ливана доставляли в «Рамбам», по дороге останавливались в госпитале Цфата и Нагарии, где врачи оказывали им срочную помощь. В госпиталь «Рамбам» в основном поступали солдаты, получившие ранения в голову. Самые тяжелые случаи. И не важно – это ночь, день, холод, жара, суббота, праздник – она должна была находиться на взлетно-посадочной площадке и ждать прибытия вертолета.

— Представь себе, — говорит Шули: ночь, дождь, ветер, и я – вся в ожидании — мокну, вглядываясь в небо. Вертолет приземляется, к нему бегут медсестры с капельницей, врачи. И я должна поговорить с ними, собрать информацию, подготовить ее для утреннего радио дневника, выпуска новостей, который выходит в эфир в 6 утра. И он начинается с сообщения  о раненных солдатах. Это самое важное. И ты не можешь рассказать о случившемся, пока о ранении не узнает семья. Есть цензура, представитель ЦАХАЛа по связям с прессой, но семья должна знать прежде всего.

— Был случай, — рассказывает Шули, — когда врач сказал мне, что солдат будет парализован от шеи и до низу. И вот ситуация: семья еще ничего не знает об этом. Ко мне подходит его подруга, и говорит с надеждой в голосе, что он поправится, и через 2 месяца они поженятся. И она еще не знает, что он уже никогда не встанет на ноги,  а я молчу. И это были самые тяжелые моменты в моей жизни, и воспоминания об этих случаях живут во мне до сих пор.

Самое интересное, что эта пара – замечательная девушка и солдат все-таки поженились. Спустя год-полтора Шули Шейнвальд встретила их на каком-то мероприятии. Парень действительно мог поворачивать только голову, остальная часть тела была неподвижной, девушка держала его за руку, и вопреки всему они были счастливы.

Балансирование на канате

Бывали случаи, когда за состоянием здоровья раненых корреспонденты радио следили каждый день. Шули в 5 утра  звонила в Рамбам узнать о состоянии их здоровья. Это было тяжелое время, и она была внутри всех этих событий, и порой ей казалось, что нечто трагическое происходит каждую минуту.

По ходу работы Шули приходилось общаться с первыми людьми государства, навещающими раненых, особенно много с Эзером Вайцманом, который приезжал с женой в Хайфу из Иерусалима каждый раз, когда был ранен солдат.

Случались очень интересные, трогательные, драматические происшествия, когда проводились целые расследования, о чем даже сегодня Шуля не рассказывает. Иногда что-то случалось в Хайфе. Это было не просто: ты выходишь с 4-х летним сыном на прогулку в парк, и вдруг звонок – убийство в Кирьят-Элейзере, никого из корреспондентов нет поблизости, и Шули выезжает на место. Но как объяснить это ребенку?

— Я всегда говорила, что радио корреспондент — это национальное достояние, собственность народа, для которого на первом месте — работа, — смеется Шули, а ты хочешь быть хорошей матерью и балансируешь, как гимнаст на канате в цирке. Хотя в более спокойные времена – это просто интересная работа: можно сделать репортаж о мероприятии в Университете или о каком-то исследовании.

Шули работала и корреспондентом по вопросам просвещения, культуры, высшего образования в Хайфе, была на связи с хайфским муниципалитетом. В рамках этой работы она делала передачи, посвященные различным проектам. Иногда это продолжалось изо дня в день неделями и месяцами. Расскажу об этом на примере одного проекта.

Все началось с телефонного звонка. Шули позвонили из одной семьи, которая в течение нескольких лет принимала у себя на субботы и праздники детей из неблагополучных семей, находящихся в специальных учреждениях.

Члены этой семьи хотели усыновить ребенка, который в течение года или двух приезжал к ним, но не могли этого сделать из-за каких-то бюрократических препон.

Оказалось, что различные министерства занимаются усыновлением и семьями, принимающими детей. И они конфликтовали. Шули пришлось работать с социальными службами, рассматривать проблему с психологической, правовой точек зрения, обращаться в комиссии Кнессета по образованию и здоровью, пока не был принят закон, устраняющий несоответствия, из-за которых дети оказывались между двух стульев.

Выбор

Шули Фоер Шейнвальд закончила обучение на первую и вторую академическую степени в Хайфском Университете и Еврейском Университете в Иерусалиме по специальности «Наука о государстве» и Истории искусства, а также изучала китайскую медицину. 2 года назад она начала писать докторат по теме, касающейся деятельности мозга.

— Всегда есть личный мотив в выборе того, что ты хочешь изучать и исследовать, — говорит Шули Фоер Шейнвальд.

Сын Шули был определен как ребенок с проблемами в общении, и тогда она поняла, какова цена ее работы, которая требовала все ее время, не давая посвящать его сыну, и оставила ее. Сегодня старший сын Шули построил успешную карьеру, а младший служит в армии.

Она с единомышленниками создала ассоциацию для родителей детей с проблемами в общении. Ассоциация издавала газету, организовывала семинары, сотрудничала со школами, ведь 10 лет назад не было стратегии работы с такими детьми, с детьми – аутистами, в школах не знали, как противостоять проблемам. Талантливые дети воспринимались, как «астронавты», из-за того, что не могли сосредоточиться, слушать учителя и получать хорошие отметки.

А ведь таким детям можно и нужно помочь реализовать свой потенциал.

Шули начала свою карьеру с работы в Бейт Аба Хуши, стала организовывать выставки, и сегодня вновь – спустя годы – это ее работа и любимое занятие.

Новый проект «Палитра Хайфы»

Она поднимает проект «Палитра Хайфы», помогая хайфским художникам и в их числе, репатриантам  из бывшего Союза, заявить о себе, организовывает выставки в Хайфе и в центре станы, считая, что сейчас культурная  жизнь кипит в «государстве Тель – Авив», а Хайфа и Север зачастую рассматривается израильским бомондом, общественностью, как Северный полюс, Аляска (хотя хайфчане, конечно же с этим не согласны!). Так что я думаю, что вы встретитесь с этой незаурядной женщиной еще не раз – на открытии различных интересных выставок.

Женские тайны

Честно говоря, наш разговор с Шули на этом не закончился. Я поинтересовалась, как ей удается сохранять отличную фигуру и быть в форме.

Оказывается, никаких особых диет, а полноценное 3-х разовое питание, в перерывах — никаких перекусок, только фрукты.

— Значит, на обед – первое, на завтрак – салат? – уточнила я.

Но как у большинства израильтянок, суп летом не входит в меню, но рыба и мясо – да. На утренний салат нет времени, но овощи и сваренные заранее яйца – всегда можно найти в холодильнике.

Насчет модной одежды – Шули, конечно не прочь обзавестись новой покупкой, но ненавидит бесконечные женские разговоры о ней и вместо пластических операций советует заняться любимым делом, что даст почувствовать настоящий вкус жизни и зажжет огонек в глазах, делая вас красивой:

— Да, я за обновление, за творчество, потому что мужчинам позволено все – открывать новые земли, начинать проекты, купить мотоцикл и проехаться от Метулы до Эйлата, а для женщин это не было легитимным…

24 IMG_1517.JPG

У Шули множество новых идей и проектов и одно простое желание – чтобы ее дети были счастливы.

 Татьяна Климович

Фото автора

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

HOB. KOMMEHT.:

Архивы