|

Литературное творчество. Лена Сорски. О пользе первого поцелуя — памяти Ханоха Левина

Представляем рассказ Лены Сорски из города Рамле, работающей в отделе абсорбции муниципалитета, участницы ансамбля «Квинтаплюс», занимающейся литературной деятельностью  — «О пользе первого поцелуя!» , посвященного памяти Ханоха Левина

Как рассказывает Лена Сорски, рассказы «написались» внезапно, как-то само-собой. Возможно от ностальгии по прежним временам

Лена Сорски

—  Здравствуй, Тика.

—  Здравствуйте. С кем я говорю?

—  Это я, Тика… Я вернулся.

—  Да кто это?

—  Не помнишь… Средняя школа. Зима. Ты возвращалась домой после уроков.

У Зелёного переулка, на углу, мальчишки раскатали на тротуаре каток. А ты не заметила, поскользнулась и упала. Все мальчишки засмеялись и только я…

—  Сом! Это ты?

—  Хе-хе, да вроде я. Вот хотел бы вернуться.

—  Нет, Сом, не стоит. Это не серьёзно. Твой поезд давно ушёл. Я готова была принять тебя тогда, помнишь? Год назад. Но ты сам ушёл и больше не вернулся. Не позвонил даже, чтобы попытаться хотя бы поговорить со мной, объяснить… Подозреваю, что ты ушёл к Лиме. Ушёл, несмотря на все мои предостережения.

—  Да, Тика, да. Только сейчас я понимаю, как ты была права.

—  Ага, приятно слышать, что теперь ты признаёшь мою правоту и как побитый пёс виляешь хвостом. Ну, и как там Лима?

—  Она надула меня. Вытянула все деньги. Представляешь, всё, что я копил…

—   Так тебе и надо! Думал, у неё лучше будет – вот и получил. А год назад наверное думал, что я из зависти тебе про Лимкины делишки и махинации рассказывала.

—  Тика, ты так нужна мне. Я уже больше недели плохо сплю и есть не могу…

Тика, а помнишь, как потом, через три дня, как ты поскользнулась, я провожал тебя домой? Мы зашли в твой подъезд… У тебя тогда ещё  шапочка вязанная с головы упала. И волосы твои рассыпались по плечам. Помнишь, между вторым и третьим этажом? Шапочка такая красная с белым помпоном.

—  Помню, Сом.

—  Я так всегда любил твои волосы, но стеснялся прикасаться к ним. А тут в подъезде никого не было… Помнишь?

—  Да, Сом, как же это можно забыть?

—  Расчувсвовался я что-то. Может, я заскочу к тебе? Ненадолго…

—  М-м-м, даже не знаю. Всё-таки не стоит, Сом.

—  А я тогда там, в подъезде, первый раз поцеловал тебя, Тика… Я в первый раз в жизни целовался…

—  Да… И я тоже…

—  Наверное, не очень-то хорошо у меня получилось в тот первый мой раз…

—  Да всё было прекрасно, Сом. Я-то ведь тоже до этого ни с кем…

—  Так можно мне зайти к тебе, Тика?

—  Куда же я денусь, Сом? Приходи.

—  И ты ведь не будешь требовать от меня слишком много?

—  Да чего уж…

—  Ты там же?

—  Ну, да. Адрес прежний.

—  Спасибо, дорогая. Тогда – до завтра?

—  До завтра, Сом. Я жду тебя.

«Как хорошо, что в моём возрасте память ещё не подводит меня», — думал Сом, поудобнее устраиваясь на подушке, перед тем, как выключить ночник. Он закрыл книгу и протянул руку, чтобы положить чтиво на туалетный столик. На столике стоял стакан с кипячёной водой. Рядом со стаканом, молчаливым укором первому поцелую лежали две половинки сломанной вставной челюсти. «Ничего», — удовлетворённо в полусне пробормотал Сом. «Уж Тика не станет на мне экономить. Сделает всё, как полагается. Не то, что эта аферистка Лимка. Даже на год челюсти не хватило».

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

HOB. KOMMEHT.:

Архивы