|

Сегодня и 66 лет тому назад

Каждый год в День Независимости боевые друзья из легендарного батальона «22» бригады «Кармель», в апреле 1948 года воевавшего за Хайфу, собираются вместе с семьями, чтобы пообщаться, поделиться воспоминаниями, вспомнить погибших друзей. Об этих встречах мне рассказал один из их постоянных участников, воевавший в батальоне «22», Давид Экхауз, проживающий сейчас в Хайфе.

Давид Экхауз родом из Западной Украины, местечка Косов, что в Карпатах, еврейское население которого было почти полностью уничтожено во время войны. Сегодня в Карпатах почти ничто не напоминает о стертой с лица земли еврейской жизни, разве что заросшие травой полуразрушенные  кладбища. Нет и следов безымянных еврейских братских могил, появившихся в Карпатах после 41-го.

А вот скромный обелиск в память 61 бойца батальона «22» (35 из них погибло в боях за Хайфу в апреле 1948 года) установлен при въезде на мост, берущего начало в конце улицы  Ха-Гибурим, которая спускается с Адара, и где шли тяжелые бои за Хайфу в апреле 1948 года. Мост так и называется «Гешер Гдуд 22» — «Мост  батальона 22». Он проходит над нижним  районом Халисы и назван так в честь воевавших здесь бойцов легендарного батальона.

vozle-pamyatnika1-300x224

Взвод, в котором воевал Давид Экхауз, состоял из молодых ребят 16 -17 лет, призвавшихся вместе из хайфского отделения движения «Бней Акива». Это были те, кому удалось вырваться из пламени Холокоста, охватившего Европу.

— Когда в Хайфе  начались столкновения, нас – молодых ребят 15-16 и 17 лет – вызывали охранять и защищать объекты. Нас называли «ХИШ Хайфа» – «Хель Саде Хайфа». Мы были не в ЭЦЕЛ, не в ЛЕХИ, а в ХАГАНЕ – «анашим агуним» — рассказывает Давид Экхауз.

Став бойцом батальона «22» бригады «Кармель», — сформированной Бен-Гурионом,  Давид принял первое боевое крещение, защищая кибуц Рамат Йоханан от атакующих его друзов в начале 1948 года, когда ему было 17 лет. 

Перед бойцами, пришедшими защищать Рамат Йоханан, страшно уставшими после ночного перехода с места постоянного дислоцирования, открылась картина мирного кибуцного утра. Зачинающийся день был прекрасен: светило солнце, раздавалось мирное кудахтанье кур. Несколько парней стали ловить их, чтобы устроить перекуску  «кум-зиц». Но вдруг тишину разорвали выстрелы. Кибуц окружили друзы, численность которых во много раз превышала число бойцов батальона (их было не больше 30). Снарядов для передвижного  артиллерийского орудия не хватало, патронов также. Под прикрытием ночи — после дня сражений еврейские бойцы ушли из кибуца, оставив 3 убитых, тела которых было невозможно унести с собой. Они взорвали дом, под обломками которого укрыли их тела, чтобы над ними не надругались.

Спустя некоторое время после того, как лидер Хайфского рабочего совета, руководитель хайфского отделения Хаганы, будущий мэр Хайфы Аба Хуши встретился с друзами и убедил их заключить мирное соглашение, Давид с еще одним бойцом – Юдой Мармельштейном, вызвались найти взорванный дом. Чудом проехав по заминированной дороге, они перевезли на машине останки товарищей в Хайфу и похоронили на военном кладбище. В этом первом бою погиб друг Давида Яков Колумбус, имя которого выбито на андарте в Хайфе. Он упал сраженный пулей и умер на месте.

В Хайфе было несколько стратегически важных пунктов в различных районах города, расположенных в ключевых позициях на границах еврейских и арабских анклавов. В том числе хорошо укрепленное здание домового комитета арабских восточных районов Хайфы «Бейт Анаджада»,которое было занято хорошо вооруженным противником. Оно расположено в районе Халиса на пересечении дорог, ведущих в Нижний город, район Неве Шеанан и Адар.

Bait-Hanajada31-300x225

Бои шли и за хорошо укрепленное здание Управления железной дороги на Адаре, занятое иракскими боевиками. Оно находилось в районе улицы Аневиим, где сейчас построено здание Шекема возле многопролетной лестницы «Хадрат Кодеш», ведущей с Адара в Нижний город и названной так по имени построенной в этом месте синагоги.

 

Роты батальона «22» сражались в разных районах Хайфы. Многие полегли на поле боя. Части, как и Давиду Экхаузу — удалось уцелеть и дожить до сегодняшнего весеннего праздничного дня.

Нахшон

dulo

Фото из танка Ави Гура

С подполковником запаса хайфчанином  Ави Гуром — командиром танка и танкового отряда, фотографом, фотографии которого с поля боя в Войну судного дня вошли во многие книги, воевавшим на южном участке Суэцкого канала, мы встретились накануне Дня памяти и Дня Независимости в этом году. И Ави  Гур – который называет себя Ави Гур – Йом Кипур, потому что все свободное время посвящает созданию фильмов, чтению лекций о Войне Судного Дня и победе ЦАХАЛа (в результате которой 3-я египетская армия — 30.000 человек попало в окружение), рассказал мне о своем двоюродном брате. По его имени названа широкомасштабная военная операция вооруженных сил еврейского ишува Эрец Исраэль по прорыву блокады Иерусалима и зачистке иерусалимского коридора — операция Нахшон. 

—  Войну судного дня и освободительную войну 1948 года можно сравнить по их сложности, трудности, — говорит Ави Гур.

Avi Gur

И во время Освободительной войны его семья понесла потери, и двоюродный брат Ави Гура погиб при въезде в Иерусалим. Это случилось за год до провозглашения государства Израиль.  Он воевал в районе Латруна. Бои шли за дорогу в Иерусалим, командира звали в Пальмахе Нахшон.

Как известно Пальмах – особые отряды Хаганы, позднее Армии обороны Израиля, были созданы по согласованию с властями Британского Мандата в Палестине. Пальмах существовал с 15 мая 1941 года по 7 ноября 1948 года. Само название происходит от начальных букв словосочетания «плугот махац», что означает ударные роты.

Так вот полное имя Нахшона, воевавшего в Пальмахе, было Нахум Шидловский, и он был командиром боевых отрядов.

Нахшон и его воины были атакованы арабскими силами по пути в Иерусалим. Нахум Шидловский, Нахшон отдал приказ своим солдатам отступить, а сам остался охранять путь, дав им возможность добраться до базы. И поэтому широкомасштабная военная операция вооружённых сил еврейского ишува Эрец Исраэль по прорыву блокады Иерусалима и зачистке иерусалимского коридора была названа операция Нахшон.

Отец Ави Гура воевал в боях в Латруне, остался жив, благодаря чему мы и узнали о Нахшоне из уст его двоюродного брата, который продолжил род и династию воевавших за государство Израиль солдат.

 — Наши семьи прибыли в Эрец Исраэль из Польши и Белоруссии. Часть семьи – еще до Второй мировой войны, часть воевала, часть прошла через лагеря смерти, например, мой отец – был узником Освенцима, и по прибытию в Эрец Исраэль после войны сразу попал на поле боя, — рассказывает Ави Гур.

В музее танковых войск  Латрун под открытым небом есть памятная стена имен. Там указаны имена погибших танкистов, а также бои, в которых они полегли – в списке, упорядоченном по каждой войне. Кроме того в музее есть экспозиции, посвященные каждой войне. В День Независимости (да и в другие дни) можно посетить танковый музей в Латруне, увидеть трофейные и израильские танки, а также узнать больше о каждой войне, в которой Израиль воевал за Независимость.

Вечная память погибшим и Хаг Самеах!

Татьяна Климович

Фото автора

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

HOB. KOMMEHT.:

Архивы