|

«Свежая краска» — это всегда свежие идеи! Выставка «Свежая краска» в Тель-Авиве

Интервью с куратором тель-авивской ярмарки-выставки «Свежая краска»
Раз Шапира

Маша Хинич

— Раз! Добрый день! Уже 10 лет я пишу о ярмарке-выставке «Свежая краска»… И каждый раз все с большим и большим удовольствием, потому что каждый год вижу все больше и больше идей, новых открытий, перспектив, творчества молодых художников. Ты, как куратор, несомненно, влияешь на выбор, всякий раз отыскиваешь новые имена. Где ты их ищешь? Как происходит отбор участников?

— Меня саму тоже каждый раз заново поражает количество идей. Мы каждый год объявляем конкурс, на который подают свои предложения около тысячи молодых художников. Все предложения анонимные – на конкурс каждый может подать десять работ и собственный «манифест». Все эти предложения рассматривает приемная комиссия, в составе которой 12 человек, меняющиеся ежегодно…

– Это тоже непростая задача – найти 12 членов жюри…

— Тем более, что мы ищем профессионалов, сведущих в этой области – владельцев галерей из Израиля и из-за рубежа, критиков, коллекционеров, искусствоведов, независимых кураторов. Работа членов жюри, которых мы приглашаем, очень непростая. Они должны просмотреть множество экспонатов, оценить их, и сделать это, конечно, ответственно и скрупулезно. После первого этапа отбора, я провожу личное собеседование с 80 художниками из 1000. На таких встречах они уже подробно представляют свое творчество, свою карьеру…

А затем я еще более «уплотняю» список — и в результате остается 50 молодых независимых художников, которых мы и представляем на ярмарке в рамках проекта «Теплица»

— И тогда начинается тот этап работы, когда ты ездишь по студиям и знакомишься с творчеством молодых «на месте»…

— Да… Обычно предварительные встречи проходят в Тель-Авивском музее искусств, а потом я на протяжении нескольких месяцев езжу по всему Израилю, по мастерским художников и отбираю работы, подходящие «Свежей краске».
А затем начинается привычный пинг-понг – переписка с художниками, сопоставление стоимости, которую они предлагают, с той, которую предлагаем мы в соответствии с рынком цен, необходимая бюрократия…

— Каждый раз я прихожу на «Свежую краску» как в музей, всякий раз забывая, что каждую картину, любую фотографию могу приобрести. Это важно и посетителям, и молодым художникам. Существуют ли другие художественные ярмарки подобного формата в Израиле?

— Нет! «Теплица для художников», которую придумали десятилетие назад основательницы ярмарки Шарон Тилингер и Ифат Гурион — уникальная идея. Сегодня в мире есть похожие форматы, скопированные у «Свежей краски»: когда ищутся неизвестные художники, не связанные ни с галереями, ни с агентами, и им дается возможность заработать на собственном таланте.

Молодые художники получают экспертное мнение профессиональной комиссии, которая выбирает самые качественные работы, присваивает им реальную рыночную стоимость, которая должна удовлетворить и художника, и покупателя. Помимо того, что я лично курирую каждого из 50 участников ярмарки, каждые три четыре художника получают своего собственного представителя, агента, который становится их «нянькой» – посещает студии, тщательно изучает творчество каждого художника… Таким агентам разрешается участвовать в «Свежей краске» не более двух раз – я тоже начинала как агент в «Свежей краске».

— Когда это было?

— Восемь лет назад. Я пришла, когда «Свежая краска» проводилась во второй раз, будучи студенткой факультета истории искусств в Тель-Авивском университете, и тотчас поняла, что это мое место. Я училась, мечтала быть куратором выставок, как любая студентка нашего факультета, не слишком понимая, что это значит. И здесь – на ярмарке — этот мир стал для меня осязаемым. Это был как раз тот момент, когда современное израильское искусство сделало еще один шаг к новому, и я не хотела пропустить ни одного мгновения этого процесса. На второй выставке я была «агентом-нянькой», на следующей уже «ответственным агентом», и затем на протяжении двух лет была ответственной за продажи выставки, и вот уже четыре года я – со-куратор Ифат Гурион, художественного руководителя ярмарки, организатора, вдохновителя.

Выставка – это ее «бэби». Я же отвечаю за определенную часть работы.

— В процессе отбора ты просматриваешь тысячи работ. Как, по твоему мнению, меняется современное искусство Израиля? Меняется благодаря и «Свежей краске».

— «Свежая краска» повлияла на несколько вещей. Во-первых, то, что не стыдно стало признаваться: «я не понимаю, объясните мне». И тогда «нянька» того или иного художника объясняет его задумку. Наши агенты — также одаренные профессионалы, они выполняют очень важную работу.

И второе – выставка дала легитимацию искусству, как чему-то большему, чем просто красивый рисунок. Это может быть все, что угодно – картина, фотография…. И самое главное – это не просто изображение, это мысль, концепция и идея, которые стоят за изображением, которые предшествовали процессу создания.

Кроме того, ярмарка дает художникам возможность реализовать то, во что они верят, показать свое искусство зрителю, куратору, потенциальному покупателю или заказчику.

— Ярмарка, действительно, повлияла на изменение рынка искусства в Израиле – за десять лет это стало очевидно. Но это мой взгляд со стороны. А как ты видишь это изнутри?

— Повлияла, безусловно, но быть может не на весь рынок, а на рынок произведений молодых художников – несомненно. Изменилось отношение, легитимация: те молодые люди, которые идут учиться искусству, понимают, что, если они преуспеют в этой области, то у них есть перспективы, возможности продавать работы, зарабатывать, выставляться…

А также на осознание обществом того, что занятия искусством это не что-то второстепенное, а вполне уважаемое занятие… Мы отмечаем в этом году 10-летие «Свежей краски». Трудно поверить, ведь я помню первую… Чем отличается нынешняя, юбилейная, ярмарка?

— Отличается, прежде всего, особыми проектами к 10-летию. Мы сотрудничаем с несколькими посольствами – Дании, Норвегии, Швеции, Великобритании.

Потому, на сей раз, у нас будут представлены особые международные проекты. И, конечно, проекты, специально заказанные к 10-летию ярмарки, показывающие связь искусства и того, что происходит в Израиле в целом: от отношения общества к инвалидам до арабо-израильского конфликта. На ярмарке будет также особая инсталляция, посвященная тель-авивскому порту. В общем, будет праздник!

— Каждый год много времени посвящается процессу выбора места для организации ярмарки. Обычно, «Свежая краска» проводится одновременно с новосельем того или иного общественного пространства.

— А на сей раз, мы решили, что 10 лет – это повод оказаться в главном выставочном центре страны. Десятая «Свежая краска» будет проходить в Выставочном центре — Мерказ ха-Яридим. Потому что, кто есть ярмарка, если не мы? Мы пригласили двух дизайнеров из группы «Prettimess», которые делают для нас особое граффити размером в 1700 квадратных метров. И это граффити останется как подарок от «Свежей краски» Выставочному центру.

Что из себя представляет современное израильское искусство? О чем оно говорит? Влияет ли на него политика или оно само влияет на политику?

— Думаю, не так много есть художников, которые обладают достаточной смелостью, чтобы открыто говорить на «горячие» темы, выражать себя через них. Кроме того, для молодого поколения художников характерно обращение внутрь себя, к своим друзьям, к своей жизни. Я сама очень ценю политическое искусство. Но я каждый год знакомлюсь с тысячами работ, сотнями художниками, потому меня тяжело удивить или поразить. Но я все еще очень хочу быть поражена, удивлена, я именно это ищу – чувство, волнение, интерес. И потому искусство, в котором есть вызов – политика, противостояние – мне особенно интересно.

— Поколение, обращенное внутрь себя, чему оно противостоит?

— «Обращение внутрь» — явление, свойственное поколению «миллинеумов» во всем мире, в том числе в искусстве. Очень часто, когда я спрашиваю об этом самих художников, они отвечают – я занимаюсь тем, что мне близко: мое окружение, моя семья… Изучение собственного тела в искусстве. Не использование тела, а самосозерцание. Это во многом самоискание: что я могу сказать о себе, а не о внешнем мире. С одной стороны, это очень личное искусство отделяющихся от всего внешнего индивидуумов, с другой – универсальное. Одиночество, трудности, «я» в противостоянии с внешним миром, семьей, родителями… Это все, что каждый из нас переживает, но художники умеют это выразить лучше.

Ты задаешь художникам простые вопросы – почему ты используешь эту краску, эту форму? Зачем ты заворачиваешь предметы в мокрую бумагу?

— Да, задаю. Но самое интересное это не увидеть просто красивую картинку, а послушать, как художник рассказывает, почему она появилась, что за ней стоит, что она для него значит.

Раз! Ты сказала, что после стольких лет знакомства с работами разных художников, а ты посетила практически все студии в Израиле, ты испытываешь чувство пресыщения. И все-таки всякий раз находится что- то свежее, глоток воздуха. Так ли это?

— Да, это так. Каждый год десятки интервью и каждый год десятки открытий. Художники — это особенный народ. Это поразительно. Ты слушаешь их, задаешь вопросы, и будто бы все похоже – я, семья, алия, друзья… Но у художников их способность самовыражения, откровения, другого взгляда на мир настолько отличается от общепринятого, что это всегда заново удивляет.

— Просматривая списки участников каждый год, я вижу в них много новыхрепатриантов. Многие в своем   скусстве возвращаются к своим корням, хотя приехали в Израиль будучи совсем детьми. Почему?

— Это идет из семьи: их родители — «русские», дома много русской культуры, быта, ковров, еды… С другой стороны, родители старались внушить детям, что они теперь – часть израильской культуры и общества, а сабры их отталкивали, называли «русскими», и этот диссонанс – прекрасная почва для художника.

Художник всегда ищет внутри себя, и он находит глубокий колодец, а в нем спрятаны и его самоидентификация, и его алия, и попытки прижиться на новой почве, и трудности, стыд… Все мы, бывало, стеснялись своих родителей, но для «русской» алии это отдельный процесс, и сейчас происходит его осознание…

— Разве не для каждой алии это характерно?

— Думаю, в меньшей степени. Я хорошо помню, как репатрианты из России появились в моей школе. И я вижу, как сейчас идет переосмысление – гордость за свою «русскость»: русская еда — это круто, праздника «Новигод» уже не стесняются, говорить по-русски стало модно. И художники теперь хотят гордиться своим происхождением. Это не тренд, а «reclaiming», «исправление» — осознание своего место в мире. У нас много таких участников…

Расскажи, пожалуйста, о ваших специальных художественных проектах.

— Их много, но самый интересный – это выставка «Десятилетие». Мыобратились ко всем выпускникам всех наших «теплиц» за все эти годы, всего 450 человек, с просьбой предоставить нам работы специально для этой выставки. Нам прислали потрясающие работы, мы выбрали 10 художников, которых сопровождали с самого начала их пути, 8-9 лет назад, и сегодня мы гордимся, что они представлены в самых известных галереях, во всем мире.
Пять из шести обладателей престижнейшей художественной премии Раппопорта за последние годы – выпускники нашей «теплицы». Персональные выставки в музеях, самых известных галереях в Израиле и за рубежом, выставки в Тель-Авивском Музее, великолепные групповые выставки, самые громкие премии…

Мы были первыми, кто их открыл широкой публике.

— На ярмарке тоже есть премии?

Есть «Премия куратора». «Свежая краска» покупает удостоенную этой премии работу, а художник получает еще и денежный приз.

Есть и «Премия молотка». Работы, отмеченные этой премией, выставляются на аукционе Сотбис в Нью-Йорке, и художник получает все вырученные за продажу его работу деньги.

— А что означает «коллекция «Свежей краски»? Где физически она
находится?

— У нас нет постоянного выставочного пространства, но эта коллекция — собственность ярмарки. Мы работаем 10 месяцев в году, и потому давно хотим завести свое постоянное выставочное пространство и выставлять там как и нашу коллекцию, так и делать различные выставки. Пока это на уровне идеи, но и «Свежая краска» когда-то была только идеей.

— Нужна не только идея, но еще и везение…

— Я часто думаю, как мне повезло. Я осуществляю свою мечту – с тех пор, как пришла на «Свежую краску-2» и мечтала о том, кем я стану через несколько лет. Ты же знакома с нашей командой. Работать в такой команде – умных, эмоциональных, ответственных людей – это огромное удовольствие! Мы все считаем, что на нас возложена ответственная миссия, я каждый год вновь чувствую себя «нянькой» всех художников, которых опекаю. У меня дома много работ разных художников, с которыми я дружу, и как минимум пять со «Свежей краски». И я, и другие кураторы покупают работы на ярмарке – мы же воспитываем нашу публику, сами являясь примером.

— Значит, «Свежая краска» — это место не только для начинающих
художников, но и для начинающих коллекционеров.

— Каждый год мы расширяем круг тех, кто впервые приобрел произведение искусства. Тот, кто решается на этот шаг, кто вдруг понимает, что он может это себе позволить, а наша задача – создать тому наиболее благоприятные условия.
******
Ярмарка «Свежая краска 10» будет проходить с 26 по 30 апреля в Мерказ ха-Яридим — в выставочномкомплексе «Ганей Тааруха» в Тель-Авиве в павильонах 11, 12, 13 и 14.

Четверг, 26/04/18 20:30-23:00 – вечер открытия. Пятница, 27/04/18 10:00-18:00.

Суббота, 28/04/18 10:00-22:00. Воскресенье, 29/04/18 17:00- 22:00.

Понедельник, 30/04/18 17:00 -22:00

Экскурсии по выставке на русском языке состоится в воскресенье, 29 апреля с 20:30 до 21:15. Стоимость экскурсии – 55 шекелей. Всем участникам экскурсий выдаются персональные наушники. Заказ экскурсии – здесь.

Страница выставки в фейсбуке — https://www.facebook.com/freshpaint

Сайт выставки — www.freshpaint.co.il

Все иллюстрации предоставлены пресс-службой ярмарки «Свежая краска».

Фото Раз Шапира — © Нога Шедми

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

HOB. KOMMEHT.:

Архивы