|

«ZERO» на сцене и за кулисами

artisti truppiВ Хайфе продолжается зимняя театральная лихорадка. Драма, балет, гастроли, премьеры… Новые и уже знакомые лица.

Сегодня на нашей виртуальной сцене — театр «Zero».  Беседа с режиссером театра Олегом Родовильским состоялась после спектакля «Защита Лужина», с которым театр приехал на 5-й хайфский театральнй фестиваль. За кулисами «Бейтену» мы встретились и с исполнителем роли Лужина Георгием Гиллером.

Наш зритель уже знаком с визитной карточкой театра – его первой и уже ставшей известной постановкой «Женщина в песках», видел множество спектаклей для всей семьи – детей и их родителей. На прошлом фестивале мы сопереживали героям Шолом Алейхема в пьесе «Заколдованный портной». Как говорит режиссер, для театра это была попытка по-другому взглянуть на еврейского автора. Для нас же это была возможность увидеть со стороны себя и наше общество (ничуть не изменившееся со времен Шолом Алейхема). Оно отторгает гонимого бессребреника, считая отсутствие тяги к стяжательству и бесхитростность сумасшествием.

Вообще же, как говорит, Родовильский, театр «Зеро» не склонен искать современных тем. Режиссер и его коллеги считают, что Театр о человеке и для человека. Это понятие вселенское. Поэтому злободневные современные вещи интересуют его в меньшей степени, чем классические. Отсюда и репертуар.

Пьеса «Защита Лужина» — обращение к классике – к роману Владимира Набокова – в инсценировке режиссеров-постановщиков театра Олега Родовильского и Марины Белявцевой. Это была непростая задача. Кстати, все спектакли театра «Зеро» – это плод совместного сотрудничества этой семейной пары, творческий плод — помимо двух чудесных детей – старшего Филиппа, который переиграл множество ролей в спектаклях «Зеро» (кстати, и маленького Лужина — в первой постановке пьесы 6 лет назад, а сейчас он готовится к армии и видит свое будущее в совершенно другой области, не театральной, а технической), и младшенькая — Ясмин Родовильски. Как говорит режиссер, вся их семейная театральная надежда сосредоточена на Ясмин (у них 5 лет разницы с Филиппом). Пока она полностью в деле, участвует в детских спектаклях и активно принимает участие в театральной жизни.

Итак,  «Защита Лужина».

Otec i dochГаснет свет, и на сцене появляется светлое пятно – бледное лицо мальчика с огромными глазами и каким-то отстраненным и в то же время мягким взглядом (в его роли Ясмин Родовильски). Белая туника подчеркивает невинность и ранимость детской души.  Ребенку, казалось бы, не выдержать грубого натиска крикливых, взбалмошных, вечно что-то требующих от него — бесхарактерного отца и истеричной матери. Их роли с большой экспрессией и убедительностью исполнили Борис Шиф и Марина Калачинская. Но выход найден: тетя маленького Лужина показывает ему, как ходят шахматные фигуры, не подозревая, что открывает ставший для мальчика волшебным мир шахмат. Там он прячется от окружающего его мира, развивая и совершенствуя свой гениальный шахматный дар.

v roli vozlyublennoy - Marina BelyavcevaБлистая на сцене, Марина Белявцева, играет 2 роли – тети, которая пристрастила мальчика к шахматам, а потом возлюбленной Лужина, которая эту «шахматную страсть» погубила. Тоненькая, легкая, яркая, женственная героиня Белявцевой что-то такое разглядела в неуклюжем, непохожем на других, странном молодом человеке – в исполнении Георгия Гиллера. Кстати,  говорят, что Гиллер просто родился Лужиным, настолько он естественно ведет себя на сцене. Но я помню его в роли трактирщика в «Заколдованном портном». Разные роли, разные воплощения – это просто талант и бесконечная преданность сцене.

para

vlyublennie

Итак, героиня Марины Белявцевой что-то такое разглядела в Лужине. Наверное, это «что-то» – тот самый шахматный талант и страсть к игре, которая составляет суть Лужина и выделяет его из толпы. Но возлюбленная желает, чтобы Лужин принадлежал ей целиком – без всяких шахмат и турниров. И не понимая, что разрушает его личность, она начинает с этим даром бороться.

После спектакля за кулисами хайфского «Бейтену», я напомнила Олегу Родовильскому нашу беседу с ним и Мариной Белявцевой на прошлом фестивале, которая состоялась год назад на этом же самом месте — в этом же фойе и этой же «гримерке».

Тогда, рассказывая об их приеде Израиль 16 лет назад, когда после работы в молодежном театре Узбекистана (бывшем ТЮЗе) – в Ташкенте, они делали здесь свои первые шаги и начинали театральную жизнь с нуля – «Зеро» — Марина сказала, что для нее главным было – не собственная квартира, машина, благополучие. Она хотела, чтобы ее мужчина состоялся в главном для него – в его деле, театральном деле. Для них это было пан или пропал. Рулетка, «Зеро», этот круглый магический ноль, который, как говорит Олег, может многократно увеличивать числа…

Вернемся к спектаклю. Героиня Марины Белявцевой желает, чтобы Лужин принадлежал ей целиком – без всяких шахмат и турниров. А их устраивает для гения в бесконечном количестве желающий поживиться за его счет продюсер и энергичный импресарио, убедительно сыгранный Ариэлем Крижопольским. И тут шахматная «защита Лужина», защита от лживости, грубости и лицемерия окружающего мира рушится. Ведь он допустил в свой идеальный мир логики, которым правил, чужое вмешательство, а также любовь и страсть, смявшие и уничтожившие его талант и гениальность. «Жизнь гения в повседневности – это неизбежная трагедия!»

sni LujinaОлег Родовильский играет в спектакле автора, как бы со стороны наблюдающего за персонажами, творящими сценическое действо, разыгрывающими эту сложную «шахматную партию» «Защита Лужина». Но зрители чувствует, что именно его уверенной, талантливой, иногда жесткой рукой передвигаются фигуры на этом шахматном театральном поле.

В роли автора

 

 

 

 

 

 

 

 

Татьяна Климович

Фото и видеорепортаж автора

Разговор за кулисами

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

HOB. KOMMEHT.:

Архивы